КТО ТАКОЙ МАШЕРОВ?


Концепция

       Здесь - тоько фрагмент части "Кто такой Машеров?"
Эта часть не задумывалась, она появилась спонтанно как следствие размышлений, как итог всей работы над разгадкой "таинственной аварии" по пути через нагромождния лжи, через завалы ошеломляющих противоречий и огромную "фигуру умолчания" в книге и газетных публикациях.
Это не попытка нарисовать портрет, даже не "штрихи к портрету" - только "черновые" вопросы к тем штрихам и характеристикам, которые даны в книге и нескольких статьях. Вопросы разные - от прямо заданных до комментариев, ссылок на нестыковки и противоречия и отточий в конце предложения.


"Праўда - нічыя, усіхняя, яна належыць усяму грамадству…"

Моя Мама говорила: "Праўда - нічыя, ўсіхняя, яна належыць усяму грамадству, кожны мае права ведаць яе, карыстацца ёю, як умее. А хлусня -- людская, ад нехарошага ці дурнога чалавека, каб сабе імець выгаду, а каму - зло, каб абгнюсіць каго ці абакрасці. Хлусня, абман, махлярства - бальшавіцкая праўда".

Правда - то, что видим, что есть сегодня и было вчера. Правду можно воспринимать и понимать по-разному - это есть мнение, оценка с позиции группы людей и конкретного человека. Загадочное и неудобопроизносимое слово "плюрализм", нежданно-негаданно появившееся в лексиконе перестройки, было сразу же оплёвано советскими людьми, потому что употреблялось вместе со словом "мнение", а сочетание означает -- всего лишь -- право каждого человека иметь и высказывать свое понимание правды. Но право человека быть Человеком -- знать, говорить и оценивать правду -- советские люди восприняли как посягательство на их советскую правду, их советское благополучие, их счастливую жизнь, потому что только они, советские люди, знают правду, а не отщепенцы и антисоветчики - "прихвостни мирового капитализма" и "прислужники буржуазии", "агенты цэрэу" и "всяких голосов".

Советские люди знали правду только из "министерства правды" - от коммунистов и от "добровольных помощников партии", даже ту, которую видели, о которой думали. Иногда -- от самого вождя. Правда от вождя была выше, правдивей любой правды. Можно было сомневаться в существовании Бога, более того, нельзя было верить, что он есть, но сомневаться в правде от коммунистов или - упаси Боже! - от вождя - смерти подобно. Могла быть и реальная смерть за сомнение…
Вождь "богом был". Живым. Но у живого бога было несколько синонимов, которые писались с заглавных литер - Вождь, Учитель. К синонимам добавлялись определения-характеристики - мудрый, великий, гениальный. А к характеристикам в зависимости от аудитории и даты полагалась дополнительная характеристика "самый" или то же определение, но в превосходной степени…

Это "вступительное слово" сказано с практической целью -- как альтернатива откровенной лжи и клевете на мыслящих людей, пытающихся по-другому, трезво и честно, освободившись от пропагандистских шор, а потому шире, всестороннее посмотреть на правду - на ту, которая была, и ту, которая есть, и пытающихся найти ту правду, которая от нас еще скрыта. Потому что скрытая правда - тоже "усіхняя", а поскольку она скрыта, то кем-то присвоена, отнята у всех и у каждого, у меня в частности. А я хочу только свое -- имею на то право…
"Вступительное слово" - упреждение и амортизатор ударов, которые последуют завтра.


Первая зацепка

"4 октября в "Правде" была помещена очередная корреспонденция "Картофель ищет приют", где говорилось о неудовлетворительной работе некоторых заготовительных пунктов страны по приемке картофеля…Это касалось и Белоруссии.
Как среагировал Машеров на критику в печати? На обложках доклада, с которым собирался выступить на очередном ХХ1Х създе КПБ в 1981 году он внес ряд поправок. Вот одна из них: "…И, безусловно, нет оснований у тех товарищей, которые говорят, что у каждого читателя могут возникнуть односторонние представления о Белоруссии в связи с тем, что газета "Правда"…"(стр.4).

Я вернулся в Беларусь осенью 1964 года. По сравнению с Россией -- я жил в Туле, бывал на Урале, Кировской и Брянской областях, на Северном Кавказе - тут было изобилие. Но по сравнению с Литвой и Латвией - примитивное.
"Простой народ" был очень доволен сопротивлением Мазурова "дурноте всесоюзного кукурузника".
Осенью 1965 года, будучи в отпуске в своей деревне в Слуцком районе, я написал небольшую статью "Бабушкин кабанчик никому не нужен?.." на материале деревни и колхоза им.Ленина и послал в "Комсомольскую правду". Материал "Комсомолка" не напечатала, но совместно с "Правдой" через своих собкорров запросили аналогичные материалы по Украине, южной России и Северному Кавказу. Получили такую картину: в центре России и до Урала нет мяса, а в западных и южных районах мясокомбинаты не могут переработать выращенный колхозами и колхозники скот…
Спустя год вышло Постановление о неотложных мерах по строительству мясокомбинатов и холодильников.

Машеров приезжал в Жодино два или три раза. Для его визитов около Института змледелия построили вертолетную площадку. (В 1987 году ее разобрали.) Здесь очень ждали приезда Машерова на открытие памятника Матери, но приехала Валентина Терешкова, присутствовавшая на каком-то "форуме" в Минске.

Признаюсь: никогда не считал и не считаю Машерова ни умным, ни толковым руководителем Беларуси. Не видел в нем тогда и не вижу сегодня образованного человека, хотя мне навязывают такой портрет.
Но не считал и не считаю Машерова дураком, а тем более кретином, каким представил его мне писатель С.Антонович в этом коротеньком "портрете". Я преднамеренно оборвал цитату не только потому, что она длинная, а и потому, что дальше - еще дурнее…
"Очередной съезд" будет в 1981 году, а доклад уже готов в сентябре 1980 года. И Машеров, ранёхонько утром, едва ознакомившись со статьей в "Правде", "вносит ряд поправок", которые, похоже, длиннее самого доклада. Дурнота-то несусветная!!!
Автор и его заказчики не только хотят, но не сомневаются, что я им поверил: Машеров - умный…
Господа, сегодня все же не 1937 год, хотя признаков и много.
Таким представляет писатель Машерова П.М. в начале книги.

"…Не раз приходилось ему выступать перед рабочими. Он не читал речей по бумажке, но завораживал присутствующих толковыми словами".
По моему мнению, Кашпировский и Чумак делали это значительно лучше…

Машерову нравились произведения Андрея Макаёнка и Ивана Мележа. Почему же эти талантливые литераторы не написали повесть о Машерове? Или Иван Шамякин? Ну, Макаёнак - зубоскал, что могло быть расценено на "Маркса, 38" как корректное диссиденство. А Мележ и Шамякин - очень идейные, искренние и надежные слуги Системы вообще и Системы Машерова в частности. Неужели и им не доверяли? Или они сами не пожелали?..
Но были же и моложе их, но тоже талантливые хлопцы, например, Павел Мисько? Глубокий психолог, наблюдательный, образованный, деликатный и таланливый художник … Почему ему не поручили или почему его не доверили? Или его земляк, сосед-случчанин, еще более молодой, но не менее талантливый Алесь Жук? А вот выбрали посредственных - Славомира Антоновича и Владимира Якутова. Или потому им доверили? За таким выбором - тайна. И, возможно, большая …


Машерова Н. П., старшая дочь: "Мы беспокоились…"

"В тот последний трагический год отец был страшно перенапряжен, печален. Замкнулся в себе, стал неконтактным. Мы беспокоились. Однажды на даче я подошла к нему, положила на плечо руку и спросила: "Папа, что случилось?" Обычно у нас были хорошие отношения, ему нравилось, что я умею его выслушать, что-то посоветовать. А тут он сбросил мою руку и сухо сказал: "Не трогай!" Я испугалась, подумала о плохом…"
Елена Петровна: "Я в молодости не очень была близка с отцом, а у старшей сестры контакт с ним был прочный. Он любил ее и она его, советовался с ней, филологом, как лучше, литературно сказать".

У меня шестеро детей, отношения не со всеми одинаковые, есть нюасы даже "внутри" мужской и женской детских половин, однако я не могу представить, что я вот так напугал бы свое дитя… Значит, отношения были не настолько близкие, как думает сестра и считает сама Наталья Петровна. Что-то мешало: в каждой семье свои отношения, свои проблемы, даже в счастливых, хоть они и похожи одна на другую -- по Льву Николаевичу.

Спустя много лет Наталья Петровна этот эпизод изложит иначе и совсем иначе прокомментирует - так, как надо сегодня:
"Он тогда и маме говорил: "Если преживу этот год, то буду жить долго". Отец был на передовой жестокой борьбы Добра и Зла. И нас, близких и дорогих ему людей, в смертельно опасную битву взять не мог. Поэтому отодвинул, оставил нас в тылу, оберегая и защищая. Он ушел сражаться один…" ("Народная газета", 27.03.1998 г., Гелия Антонова "Отец и дочь")
Но ни сама Наталья Петровна, ни никто из самых близких его помощников не сказал еще почему-то ни одного слова об этой борьбе - очередная легенда. Красивая и абсолютно не реальная - как и вся мифология вообще и Машеров-мифология в частности…

"Семь мучительных лет я "вынашивала" свое решение развевтись, потом очень долго выбирала момент, чтобы сказать об этом отцу...""
Если Наталья Петровна решилась сказать нам о некоторых деликатных сторонах своей семьи, то надо помнить одно непременное условие: только правду, хотя и самую ограниченную. Иначе "поймают" на неискренности или лжи…
Если бы ее отношения с отцом были столь близкими, как она говорит об этом в 1998 году, то когда она "вынашивала" свое решение развестись", она сказала бы об этом отцу значительно раньше, тем более ей не пришлось бы для такой беседы "очень долго выбирать момент"…

"Перед авторами проекта отец поставил задачу: Курган Славы должен быть выше Кургана при Ватерлоо…"
Насколько я могу судить, архитектурный ансамбль должен средствами искусства прежде всего выражать заложенную в нем идею, замысел, и гармонично вписываться в окружающую его среду, сочетаться с другими архитектурными элементами, в данном случае с ландшафтом. А требование заказчика "быть выше" или ниже чего бы то не было может и должно рассматриваться как деликатное пожелание.
Однако взлянем на это требование.
Операция "Багратион" - лишь операция, эпизод Войны, каким бы не было его значение в освобождении Беларуси от оккупантов. И эта операция не может сравниться по значению, влиянию на ход войны даже с такими операциями, как "Битва под Москвой", "Сталинград", "Курская дуга" и прорыв блокады Ленинграда.
И уж никак операция "Багратион" не может сравниться с сражением под Лейпцигом, сразу же поименванном "Битвой народов", ибо оно было битвой народов в прямом и символическом смысле: конец войне народов в Европе, конец диктатуры войны, конец страха миллионов людей. Уже поэтому требование Машерова "должен быть выше" в принципе неправомерно и показывает, что он не понимал не только того, что нельзя лезть в то, в чем ничего не понимаешь - в работу художников, но и важнейших исторических моментов.
А если говорить о нашей земле, то белорусская операция "Багратион" в историческом контексте не может стоять даже и близко с Грюнвальдом, тоже белорусской операцией, известной всему миру под чужим именем - на языке разгромленных захватчиков. Это было Историческое сражение и Историческая победа народов: "там разам з украінскім братам і рускім сваю Беларусь баранілі яны…" Но там, на месте Исторической победы народов, стоит лишь "памятный знак". Потому, что Машеров был Невеждой и Коньюктурщиком - с заглавных букв. И он сам демонстрировал это постоянно…
Я не могу судить о роли Машерова в "реконструкции" Минска, результатом которой стало почти полное уничтожение его исторической части, но это уникальное варварство в мировом градостроительстве не могло быть реальным без участия "главного архитектора Минска", читавшего специалистам многочасовые лекции по архитектуре…

Курган Славы - это памятник Пропагаде, Пустозвонству и Глупости, символ Исторического Невежества.
В Жодине сооружен Памятник Матери - произведение архитектуры, истинно ПАМЯТНИК. Он небольшой, слабо заметен с дороги. Но это - НАШ Памятник.
Однако П.М. Машеров почему-то не приехал открывать его, хотя он - памятник и его матери тоже… Не понял? Странно: он же не только учитель всех архитекторов, но и корифей культуры.
Или побоялся? Если так - это страшно…


Вторая зацепка…

У моего деда Михаля было три сына. Все погибли "за свободу и независимость Отечества". Старший сын ушел на войну из своей хаты, из своей семьи. Мой отец и младший сын - из нашей хаты. Я говорю об этом потому, что это было важно только для меня и моих двоюродных братьев. Для деда же все - сыны…

Рассказать обо всех издевательствах капыльских партизан, -- у нас их звали бандитами, -- над нашей семьей я не могу, потому что был дитем. Здесь к месту будет только один эпизод.
Когда от злости, что мама, выйдя в сенцы якобы за самогонкой, которую они постоянно требовали, убежала в сад, -- зимою, босая, в одной сорочке и телогрейке поверх, -- стали стрелять в хате, дед слез с печки, схватил полено на припечку и бросился на одного бандита: "Бандзіты! Грабіцелі! Мае сыны на фронце, немцаў бьюць, а вы здекуецеся нада мною і дзецьмі…"
А потому я очень внимательно читал книжки "про партизан"… И нашел даже тех, -- я помню их по одежде и поведению, -- о которых мама всегда говорила: "За ўсю вайну ў наша сяло толькі два разы прыходзілі сапраўдныя парцізаны…"
И потому мое внимание зацепилось за партизанскую часть биографии Машерова.
И потому, что мой отец попал в плен в "минском котле" и погиб в Освенциме.


Трагедия подпольщика и партизанского командира Петра Машерова…

Мать Петра Машерова, Дарью Петровну, расстреляли немцы как мать партизана, командира отряда… Страшный удар для сына. Немыслимо тяжелая душевная травма… Вместе с ней расстреляли еще восемь человек…
Среди этих восьми - соседка Прасковья Дерюжина, мать троих малых детей, старшему пять лет; ее муж умер до войны. За что, почему ее расстреляли? Была связной отряда Машерова?…
Среди расстрелянных - семья Виктора Езутова: мать,отец и две сестры. Отец Виктора был связным отряда Машерова…
И мать Сергея Петровского, заместителя Машерова…
Позже в отряде Машерова погибнут братья Гигелевы - Николай и Петр…
Из всего начального отряда Машерова "Дубняк", 15-20 человек, к концу 1943 года, похоже, никого не останется в живых, кроме его и Полины Галановой, которая в то время уже была его женой.
В отряде Машерова были учителя школ Рассонского района и их ученики. Погибнут не только учителя и ученики, но их родители, младшие братья и сестры…
И все жертвы - на совести командира отряда, в этом его личная вина. Адская нагрузка на психику… Чудовищно огромная и страшная цена "Золотой Звезды" Героя…
И эта цена - только видимая, показанная всем часть кровавого айсберга…

Послевоенная должность первого секретаря Молодечненского обкома комсомола тоже была омыта слезами матерей, чьих детей по разнарядке обкома и райкома отправляли в ФЗО…
А очень высокая должность первого секретаря ЦК ЛКСМБ…
Такое было время?..
Но и в такое время были другие люди, тоже молодые, которых пытали в тех же камерах, что и подпольщиков. Вина подпольщиков, партизан и их семей определялась "новым порядком" оккупантов…
А молодые патриоты после войны не сражались против власти с винтовками и гранатами, не взрывали складов, не пускали под откос эшелонов с солдатами и нефтью, не убивали советских бургомистров и иных начальников. Виноваты патриоты были лишь в том, что они думали иначе. Но их тоже пытали и даже расстреливали, хотя они уж точно не были ни в чем виноваты ни перед властью, ни перед Отечеством… Те, кого не расстреляли, погибали в лагерях - уходили в землю…
А комсомольский вождь Герой Советского Соза Петр Машеров шел вверх…

"13 февраля 1918 года в этом доме родился пятый ребенок - Петя. Всего же в семье позже будет восемь детей - так распорядился всемогущий Бог".
Пятеро детей - Матрена, Павел, Ольга, Надежда и Петр - живы и здоровы, известны по фотографиям. А что сталось с младшими?..
Мой дед Михаль до конца дней своих - он прожил 105 лет - горевал по погибшим сыновьям, хотя его отцовской вины в их гибели не было нисколько…

Страшных трагедий Советской страны - тысячи и тысячи, начиная с революции 1917 года. Гражданская война и ее продолжение -- коллективизация -- трагедии глобальные и самые-самые страшные как для страны, так и для каждого человека…
Среди страшных трагедий Отечественной войны одна из самых страшных - трагедия семьи партизанского командира Шмырева Миная Филипповича, бацькі Миная…
Почему так случилось? Кто виноват? Предатели? Случайность? Или есть иные причины, о которых знают только очень-очень немногие?..
Коммунистическая партия - уникальная система, а потому в ней, этой системе, были и уникальные законы, по которым человек - ничто, меньше пылинки, по сравнению с целью, ради которой партия создана…
Трагедии партизанских командиров Шмырева и Машерова - параллельные и идентичные?..

Побег Петра Машерова из немецкого плена - вылез из вагона-товарняка через боковой люк и спрыгнул -- "от прусской границы", спасение его и товарища "литовской крестьянкой, предоставившей ночлег и еду" -- героическая и красивая страница биографии. Написана, конечно, со слов самого Петра Мироновича. А где же товарищ, с которым пройдена такая тяжелая и опасная дорога? Почему они не вместе сражались? Почему и где расстались?..

Арест и высылка отца, Мирона Машерова, как "врага народа", лишь внешне правдоподобен. Если же его "раздеталировать" на части и вопросы, то легенду уже "обратно не сложишь": много нестыковок и противоречий. Одна из явно видимых нестыковок - работа старшего сына Павла в отделе народного образования Рассонского райисполкома.

О жестокости партизан и их командиров в романах-повестях не писали, только сейчас иногда в статье упомянется мимоходом. А в этом они уступали оккупантам лишь тем, что долго не допрашивали - били один раз и сразу же расстреливали, на месте. Расстреливали даже своих связных - только по подозрению в предательстве. С ними - родителей предателя. А связными чаще всего были совсем молодые девушки, женщины.
Расстреливали и тех, кому приказывали "идти в партизаны", но он не уходил - боялся за детей, семью. Участь родителей и жены с детьми была известна, но брать с собой не разрешалось: обуза и дармоеды.


"Хай свяціцца імя тваё…"

Не, гэта не вытрымка з малітвы "Отча наш" - гэта загаловак артыкула Івана Антановіча ў газеце "Звязда". Ён, загаловак, па матыву вельмі характэрны для многіх сёнешніх публікацый пра Машэрава: так і карціць прачытаць малітву да канца...
Ён яшчэ не быў богам, але ўжо лічыў сябе непагрэшным, бо не толькі не прыслухоўваўся да заўвагаў, -- ён іх не цярпеў, -- але і да разумных прапаноў.
"Ён быў сумленны чалавек, верыў у ідэю, якой служыў. Крывадушнасць і дробязнасць вярхоў прыгнятала яго…"
Каго прыгнятала крывадушнасць і дробязнасць вярхоў, таго яна не толькі прыгняла, але і пахавала і як творчых людзей, і як патрыётаў, а многіх з іх -- у прамым, фізічным сэнсе ды ў маладым узросце. А Машэрава, як бачна, не прыгняла, а падняла высока-высока - да самай вяршыні. Мабыць, спрыяльнай была для яго росту…

"П.М. Машэраў завяршыў сабой плеяду таленавітых кіраўнікоў Беларусі, дзякуючы высілкам якіх 1945-1990 гады сацыялістычнага будаўніцтва у нас могуць быць названы ў асноўным паспяховымі. Нам пашанцавала на буйных кіраўнікоў…"
За гэтыя гады разгромленая нашымі бацькамі і Машэравым Нямеччына ў развіцці не толькі апярэдзіла нашу агульную краіну-пераможцу і Рэспубліку Беларусь, але і пераўзыйшла, мабыць, на поўстагоддзе, калі не болей. Таму, здаецца мне, памыляецца паважаны доктар навук: не нам пашанцавала на разумных, адукаваных і чэсных кіраўнікоў, а Нямеччыне. А калі характарыстыку "буйных" трохі павярнуць у іншы бок, дык бадай што нам пашанцавала больш, чым каму ў свеце: такога накруцілі-навярцелі, што ўвесь разумны свет лыпае вачыма і нічога зразумець не можа.
("Звязда", 13 лютага 1998 г., Іван Антановіч "Хай свяціцца імя тваё…")

<< Назад                Далее >>


Быстрый переход: